Гость на портале

05 января 2015

Шангри Ла: Игра без границ

Минск, Ереван, Тбилиси – адреса лучших развлекательных заведений компании Storm International. Все заведения объединяют единый стиль и общие стандарты игровых операций, сервиса и безопасности, делая Storm International признанным флагманом игорной индустрии на постсоветском пространстве. О работе компании и ее планах мы поговорили с ее PR директором Лаврентием Губиным.

 

- Лаврентий, расскажите, с чего все начиналось?

- История бренда началась в 1999 году, когда первое казино «Шангри Ла» было открыто компанией Storm International в Москве. Это было одно из самых известных казино российской столицы вплоть до фактического закрытия игорного бизнеса в стране в 2009 году. В связи с принятием закона о создании четырех игровых зон, менеджмент холдинга Storm International принял решение развивать бизнес за пределами России. В результате в 2008 году было открыто казино в Ереване, позже в Минске и в 2012 году в самом центре исторической части Тбилиси.
Репутация бренда «Шангри Ла» является основой нашего успеха на рынках стран бывшего СССР. Каждое заведение – это не просто казино, а полноценный развлекательный комплекс с ресторанами, барами, музыкальной сценой и лаунж-зонами.
Нашей целевой аудиторией являются состоятельные гости и люди с доходом выше среднего, что предполагает повышенные требования к сервису.

- Разные страны – разный менталитет у клиентов. Как привлекаете гостей?

- Наша маркетинговая стратегия основана в первую очередь на индивидуальном подходе к игрокам. Мы стараемся делать так, чтобы каждый гость чувствовал себя в наших казино максимально комфортно. Разумеется, мы применяем как стандартные инструменты продвижения, так и наиболее современные технологии – активно работаем с новыми видами коммуникаций. Но раскрывать детали наших маркетинговых и коммуникационных технологий не спешим. Одно из направлений нашей работы – это сотрудничество с туристической сферой – агентствами, гостиничным и ресторанным бизнесом. Здесь наши интересы во многом пересекаются, особенно в Тбилиси, где львиная доля нашего бизнеса приходится на туристов из тех стран, где игорный бизнес запрещен, или сильно ограничен.

- Говорят, заведения «Шангри Ла» предлагают сотрудникам одни из лучших условий в отрасли…

- Все казино «Шангри Ла» славятся повышенным вниманием к условиям работы персонала. Благодаря этому нам удается сформировать привлекательную репутацию в качестве работодателя. Лучшие местные кадры в сфере игорного бизнеса стремятся устроиться к нам на работу, поэтому нам есть из кого выбирать. С другой стороны мы постоянно занимаемся развитием наших сотрудников: проводим тренинги, курсы повышения квалификации, для новичков действует школа крупье. Главными мотиваторами, помимо бонусной системы, являются реальные возможности карьерного роста и высокий профессионализм менеджеров, готовых постоянно делиться своим опытом.
Одной из особенностей Stom International является наличие высокопрофессионального кадрового резерва, что позволяет быстро обеспечивать новые проекты опытным менеджментом.

- Какое оборудование используется на местах? Какие компании в России и за рубежом мы можете назвать своими партнерами?

- В основном мы используем оборудование лидирующих западных производителей: TCS, JOHNHUXLEY, Abbiati, AGI, EGT. Неплохо себя зарекомендовала российская фирма KART, производящая рулеточные колеса, столы и фишки. Что касается управления казино и слот-систем, то мы используем собственные разработки, которые постоянно совершенствуется.

- Какие из зарубежных примеров работы компаний, подобных Шангри Ла и их взаимодействия с государством вы могли бы привести в качестве положительных?

- Трудно выделить какую-то конкретную компанию, примеров в США, Европе и Азии масса. В любой стране, где существует проработанное законодательство, четко регулирующее работу казино и объектов игорного бизнеса, государство неизменно получает плюсы в виде дополнительных налогов, роста туризма и развития массы сопряженных отраслей, при этом существенно сокращая социальные риски.

- Как строятся взаимоотношения на местах — в Белоруссии, Грузии и Армении? Планируется ли расширение в ближайшем будущем?

- Мы не любим говорить о планах, предпочитая сообщать о достигнутых результатах. В упомянутых странах разные обстоятельства и есть своя специфика, но их всех объединяет здравое отношение правительства к игорному бизнесу.
Если говорить о расширениях, то в этом году мы существенно расширили казино в Ереване, увеличив его площадь на 3000 кв.м.

- В России, да и не только здесь, общество относится к самому понятию «игорный бизнес» крайне негативно. Как считаете, можно ли повлиять на ситуацию?


- Действительно, в России имидж игорного бизнеса в свое время был испорчен. Это произошло в первую очередь по причине отсутствия полноценного регулирования. Мы помним времена, когда лицензию на ведение данного вида бизнеса было слишком легко получить, что привело к неконтролируемому росту числа казино и слот-залов. Последние внесли наибольший вклад в очернение отрасли, так как были нацелены в основной массе на людей с низким уровнем дохода. Азартные игры – это все-таки досуг для состоятельных людей, имеющих свободные средства для подобного вида развлечений. В результате вместо должного регулирования отрасли, в России началась масштабная информационная кампания, представляющая весь игорный бизнес в худшем свете, несмотря на то, что во всех развитых странах казино являются естественной частью индустрии развлечений. Возникшая идея зонирования, в принципе имеющая в мире примеры успешной реализации, была осуществлена также не самым лучшим образом – это подтверждает тот факт, что до сих пор из четырех игорных зон работает только одна и не в том масштабе, как изначально планировалось.

- Многие участники рынка считают, что будущее игорного бизнеса неразрывно связано с открытием игорной зоны в Крыму. Как вы вообще видите развитие игорных зон России?

- Игорная зона в Крыму может стать существенным толчком для развития отрасли, так как Крым является довольно привлекательным туристическим направлением. Но есть вопросы, способные серьезно повлиять на темпы развития и масштабы инвестиций – где именно будет располагаться зона, так как в идеале она должна быть рядом с крупным городом, таким как Ялта, как будет развиваться инфраструктура полуострова?
Что касается дальневосточной зоны, то интерес китайских инвесторов понятен, и там, действительно, есть потенциал, но опять же есть ограничения – скромная туристическая инфраструктура, климат и визовый режим с Китаем.

- Возможно ли, по-вашему, создание в стране единых многопрофильных игорного заведений по примеру Лас-Вегаса?

- Теоретически, да, но обычно это разные операторы, специализирующиеся на своем виде деятельности. Наиболее эффективное объединение возможно в рамках гостинично-развлекательного центра, где различные операторы будут представлять свои услуги. Полностью повторить модель Лас-Вегаса в любой из игорных зон практически невозможно, так как подобные крупные проекты требуют чрезвычайно больших инвестиций от одной компании, и в случае с российскими зонами это связано с повышенными рисками, поэтому, скорее всего, подобные комплексы можно реализовать, привлекая несколько инвесторов из разных сфер.

- Стоит ли проявлять законодательные инициативы в области регулирования игорной деятельности? Или пусть все остается как есть?

- С момента принятия нынешнего закона об игорном бизнесе в России прошло пять лет. Прежде всего, правительство страны должно дать адекватную оценку текущего положения в этой сфере. Какие положительные результаты? Что можно назвать проблемами? Как соотносятся в реальности желаемое и действительное? Только после полноценного и честного анализа ситуации можно говорить о требуемых изменениях. Вопросов много. Почему зоны не работают? Как быть с теневым бизнесом? Устраивает ли государство, что любители азартных игр тратят свои деньги за рубежом?
Уже тогда, в 2006 году, когда принимался нынешний закон, все было готово к тому, чтобы перейти к цивилизованному регулированию отрасли, подобному европейскому, или американскому. Кстати, многие крупные компании к этому времени сами работали по высочайшим мировым стандартам, к чему их естественным образом привела конкуренция. Оставалось только навести порядок с чрезмерным распространением слот-залов, ограничить количество объектов игорного бизнеса, сформировать адекватное налоговое обложение, определить лицензирующий орган, установить жесткие лицензионные требования и высокую стоимость лицензии, в общем, изобретать велосипед не требовалось.